В экзистенциальной психотерапии считается, что эмоциональные проблемы связаны с:

— нежеланием или неспособностью человека рисковать и жить полной жизнью;

— невозможностью смириться с неотвратимостью смерти — своей и своих близких;

— неспособностью стать полностью самостоятельными и независимыми;

— соблюдением общественных стандартов, пренебрегая личным мнением, опытом и желаниями;

— отказом от самореализации.

В терапии ставится задача как можно более глубоко понять жизнь человека — то, как он воспринимает себя, окружающих его людей и мир в целом. В чём видит смысл своей жизни? Какой он? Чего хочет достичь? Как он по-другому может строить свою жизнь?

Наиболее часто обсуждаемые темы в экзистенциальной терапии:

Смерть. Всему на свете приходит конец. Жизнь и смерть взаимозависимы. Они существуют одновременно, а не последовательно. Противостояние между осознанием неизбежности смерти и желанием продолжать жить – это центральный экзистенциальный конфликт, сопровождающийся повышенной тревогой. Чтобы снизить эту тревогу мы стараемся избегать мыслей о смерти, забивая до предела свою жизнь работой, хлопотами, общением, развлечениями и другими вещами. Хотя на самом деле осознавание своей смертности вносит позитивный вклад в жизнь, увеличивая нашу радость от нее. Сознавая неизбежность своей смерти, мы начинаем жить более полно в настоящем, не откладывая жизнь на будущее. Ведь наибольший ужас перед смертью испытывает человек, который не удовлетворен своей жизнью. Если же есть чувство, что жизнь прожита хорошо, то смерть представляется не такой ужасной.

Свобода выбора, ответственность, ограничения. В экзистенциальном смысле „свобода” – это отсутствие внешней структуры. Человек несет полную ответственность за свою жизнь – иначе говоря, сам является её творцом. С этой точки зрения „свобода” подразумевает ужасающую вещь: мы не опираемся ни на какую почву, под нами – ничто, пустота, бездна. Открытие этой пустоты, неопределённости вступает в конфликт с нашей потребностью в почве и структуре – это ещё один центральный экзистенциальный конфликт, сопровождающийся повышенной тревогой.

Мы стараемся избежать этой тревоги, выбирая подчинение внешним законам (следуем требованиям и ожиданиям родителей, супругов, начальников, стараемся соответствовать нормам общества и т.д.). Следование уже готовым внешним стандартам даёт нам ощущение спокойствия и определённости. Хотя время от времени нас посещают мысли о том, что мы живём не свою жизнь, а чужую.

Избегая ответственности за свою жизнь, мы чувствуем себя жертвами, бессильными что-то изменить, обвиняем других в своих несчастьях. Мы не хотим признаться себе в том, что наше благополучие и комфорт находятся в наших собственных руках и что наша жизнь не изменится, пока мы сами не предпримем какие-то действия.

Какими бы ни были обстоятельства и действия других людей, мы остаёмся ответственны за то, что делаем или не делаем, чтобы изменить ситуацию или наше отношение к ней. Намного легче жаловаться на невезение, кризис в стране, жуткого мужа, деспотичного начальника, чем принять факт, что мы сами выбрали то, как мы воспринимаем кризис, что мы сами выбираем не сопротивляться требованиям и унижениям супруга или начальника, сами выбираем подчиняться и проглатывать обиды. Мы не можем быть ответственны за действия другого человека по отношению к нам, но мы полностью ответственны за свою реакцию на эти действия. Когда мы возмущаемся ограничениями, присутствующими в нашей жизни, нужно посмотреть, какой вклад в эту ситуацию внесли мы сами. Часто мы создаём себе настолько структурированную жизнь, что начинаем воспринимать это как данность, с которой мы должны смириться, а отнюдь не как сплетенную нами самими паутину.

Важно помнить, что в каждой ситуации мы имеем свободу выбора, но в каждой ситуации есть факторы, которые ограничивают нашу свободу выбора. Часто мы или отказываемся от своей свободы выбирать (ожидая, что другие примут за нас решение), или же не хотим брать в расчёт ограничения нашей жизненной ситуации (хотим нереальных вещей), страдая в обоих случаях. Выход – реалистичный взгляд на ситуацию – что неизбежно, что возможно, а что невозможно. А также в готовности заплатить за свой выбор (прилагать усилия, рисковать, испытывать тревогу, неопределённость, недовольство других и т.д.). Часто мы хотим получать всё легко и быстро, но это невозможно. Мы неизбежно платим за каждый свой выбор (в том числе и за выбор не делать ничего, не решать ситуацию).

Одиночество, отношения с другими, любовь. Сколь бы ни были мы близки к кому-то, между нами всегда остается базовое одиночество, отъединённость, с которыми мы должны мириться. Каждый из нас в одиночестве приходит в этот мир и в одиночестве должен его покидать. Никто не сможет нас понять полностью, так же как и мы не в состоянии понять другого человека до конца. Экзистенциальная изоляция сохраняется при самом удовлетворительном общении с другими людьми. Конфликт между нашей базовой изоляцией и потребностью в контакте с другими, в слиянии – это ещё один центральный экзистенциальный конфликт, сопровождающийся повышенной тревогой.

Мы можем пытаться спрятаться от боли изоляции в отношениях с другими, в слиянии с ними, но никакие отношения не могут уничтожить ощущение изоляции. Как только мы останемся одни, мы сразу её ощутим. Также мы можем попытаться избавиться от тревоги одиночества через погружение в различные дела или занятия (трудоголизм, азартные игры, алкоголь, наркотики, развлечения, еда и т.д.).

Изоляция — это данность жизни, которую нам необходимо принять. Человек должен отъединить себя от других людей, чтобы пережить изоляцию, человек должен быть сам по себе, чтобы испытать одиночество. Таким образом мы становимся родителем самому себе и можем сами позаботиться о себе и своих нуждах. Поэтому нам не нужно больше постоянно искать отношения с другими людьми, чтобы удовлетворить свои потребности. Мы будем вступать в отношения с другими просто, чтобы БЫТЬ с ними, а не для того, чтобы только что-то получать от них. Таким образом, именно встреча с одиночеством в конечном счете делает возможным для человека строить глубокие и осмысленные отношения с другими людьми. И именно любовь компенсирует боль изоляции.

Смысл жизни и бессмысленность. Мы должны умереть. Мы сами структурируем свою жизнь. Каждый из нас фундаментально одинок. Какой же тогда смысл в нашем существовании? Зачем мы живем?

Поиск смысла жизни парадоксален — чем больше мы рационально ищем его, тем меньше находим. Также как, чем больше мы намеренно ищем удовольствия и счастья, тем больше оно от нас ускользает. Но когда мы просто живём, не думая о смысле своей жизни, то это ведёт нас к ощущению бессмысленности жизни. Важно равновесие между этими двумя полюсами. Ведь только в процессе полной вовлечённости в свою жизнь, мы можем ответить на вопрос о смысле своей жизни.

Ощущение осмысленности – побочный продукт вовлеченности. Поэтому именно вовлеченность в жизнь является противоядием бессмысленности. Обрести дом, заботиться о других людях, об идеях и проектах, искать, творить, строить – эти и другие формы вовлеченности вознаграждают нас вдвойне: они по сути своей обогащают и, кроме того, облегчают дискомфорт, возникающий у нас при сталкновении с данностями существования (смерть, одиночество, свобода и т.д.).

Желание вовлекаться в жизнь всегда есть внутри каждого человека, но могут быть препятствия, которые блокируют эту вовлечённость. Поэтому в терапии мы обсуждаем, что мешает клиенту быть вовлечённым в свою жизнь. Что, например, мешает ему любить другого человека? Что мешает получать больше удовлетворения от его отношений с другими? Что регулярно портит его отношения с другими? Что мешает получать больше удовлетворения от работы? Что ему мешает найти работу, соответствующую его талантам, или находить приятные стороны в нынешней работе? Почему он не обращает внимания на свои творческие стремления? и т.д.

Экзистенциальная терапия считается удачной в том случае, если человек становится честным с самим собой, начинает себя принимать и становится готов подвергнуть себя определенному риску, чтобы в необходимой степени реализовать свой потенциал, и тем самым организовать себе более осмысленную жизнь.

Koplietojiet šo rakstu, lai pasaule zina